aneitis (aneitis) wrote in sherlock_serial,
aneitis
aneitis
sherlock_serial

Шерлок Холмс и Ирен Адлер

Прежде чем рассматривать образ Ирен Адлер в "Шерлоке", стоит обратиться к канону, поскольку некоторые проблемы берут начало оттуда, и что ещё более интересно, взгляд на женские качества - в частности, женский ум - не слишком изменился за прошедшие 130 лет.


Классические иллюстрации Сидни Педжета к "Скандалу в Богемии"

Итак, что мы знаем об Ирен Адлер?
Это самый смутный женский образ в каноне.

Начать с того, что нам теперь уже не вполне ясно, каково было её положение в викторианском обществе. Одни утверждают, что быть певицей в то время было почти тоже самое, что быть проституткой. Другие возражают, что это зависело от положения певицы: Ирен была не какой-нибудь кафешантанной певичкой, она пела в Ла Скала и была примадонной императорской оперы в Варшаве (где с ней и познакомился король), а это совсем другое дело. Наиболее близким к реальности, как обычно, представляется нечто среднее: певицы такого уровня не были проститутками, но, как правило, состояли на содержании у богатых и знатных поклонников (одним из таких и был богемский король). Бывало даже, кому-то из них удавалось выйти замуж за одного из любовников. Видимо, этого хотела добиться и Ирен Адлер: король Богемии показался ей вполне подходящим кандидатом.



Что мы знаем о ней лично? Король, излагая Холмсу своё дело, называет её "хорошо известной авантюристкой" и уверен, что её имя сыщику, несомненно, знакомо (и действительно, она присутствует в картотеке Холмса). Это означает, что она была известна своими авантюрами, но какого рода авантюры это были? Брачные, как можно предположить, или какие-то ещё? Об этом нет никаких сведений. Однако доктор Уотсон, вообще относившийся к женщинам весьма романтически и не без идеализации, говорит, что это была "особа весьма и весьма сомнительной репутации" - причём речь идёт об умершей к тому времени женщине, а о покойных, как известно, не принято отзываться плохо без серьёзных к тому оснований. Логично предположить, что такие основания у почтенного доктора были, и Ирен Адлер действительно обладала "сомнительной репутацией".

Второй вопрос: что произошло между королём и Ирен? Король утверждает, что она хочет "погубить его", разрушив его предстоящий брак, и пойдёт на что угодно, чтобы не дать ему жениться на другой женщине. То, что мы узнаём в дальнейшем, не противоречит этому утверждению. Ирен не собирается шантажировать его, чтобы получить деньги или какие-то выгоды для себя - она просто хочет отомстить. Но за что?

Ответ, который лежит на поверхности - за то, что он отказался на ней жениться. Но для поклонников Ирен Адлер эта причина часто выглядит недостаточной. В самом деле, её претензии на брак с королём, учитывая её положение в обществе, выглядят чрезмерными, чтобы не сказать нелепыми: женитьба короля на певице, "даме полусвета" - это нонсенс, и она сама, конечно, не могла этого не понимать. Для этого даже не нужно быть семи пядей во лбу (что обычно приписывается Ирен), достаточно просто обладать зачатками здравого смысла. Русские читатели обычно отталкиваются от фразы из письма Ирен: "той, кому он причинил столько зла" - и на этом основании некоторые строят спекуляции о внебрачном ребёнке или каких-то других нехороших действиях со стороны короля, о которых в тексте не упоминается. Между тем в оригинале сказано "one whom he has cruelly wronged" - "той, с которой он так бессердечно поступил/ той, которую он так жестоко обидел".



Wrong также употребляется в смысле "соблазнить, совратить, обесчестить (женщину)". Но сложно увидеть в Ирен невинную и наивную выпускницу монастырского пансиона, которая стала жертвой коварного соблазнителя. Она познакомилась с королём, когда им обоим было по 25 лет (в тексте даны точные указания на это). Учитывая её репутацию аферистки, вряд ли можно предположить, что он был её первым любовником и что она не понимала, на что идёт, вступая с ним в связь. Но, вероятно, он был тем, в кого она действительно влюбилась. На этом можно и остановиться - фанфики о шпионских интригах и внебрачных детях оставим любителям подобных фантазий, в каноне для этого нет ни малейших оснований.

То, что между ними действительно была любовь, причём взаимная, подтверждается всеми обстоятельствами, о которых мы узнаём из рассказа. Король до сих пор увлечён и восхищён ею и искренне сожалеет, что не может на ней жениться из-за разницы в социальном положении. Сама Ирен действует как влюблённая и ревнующая женщина. Если бы она хотела женить на себе короля только из корыстных соображений, то не было бы смысла и причин мстить - ну, с этим не выгорело, будем пробовать дальше, бодаться с сильными мира сего себе дороже, только неприятностей наживёшь. (В конечном итоге так и выходит - она со своим новым мужем вынуждена всё бросить и спешно бежать на континент, опасаясь преследований.) Её последний жест также подтверждает романтические чувства к королю - она оставляет свою фотографию в надежде, что это будет напоминать ему о ней. Впрочем, король без колебаний уступает фотографию Холмсу - он, похоже, не так сентиментален, как хотелось бы его бывшей возлюбленной. Зато Холмс почему-то хранил это фото и периодически вспоминал об Ирен - что породило спекуляции уже о природе его чувств к "известной авантюристке".

Какие же основания для этого имеются, кроме понятного желания безнадёжно романтичных и сентиментальных натур углядеть любовную историю везде, где находятся сколько-нибудь подходящие (и даже неподходящие) для этого кандидатуры? Да в общем-то никаких, если исходить из текста. Даже доктор Уотсон, сам идеалист и романтик и ближайший друг Холмса, знавший его лучше других, утверждал, что было бы ошибкой предположить, будто Холмс "испытывал к Ирен Адлер какое-либо чувство, близкое к любви". Сам Холмс в одном из поздних рассказов "Дьяволова нога" говорит Уотсону, что он "никогда не любил". В самом деле, проследим, как меняется отношение Холмса к Ирен (а заодно и к королю) на протяжении рассказа.

Как-то по умолчанию принято считать, что король - ничтожество и подлец (в нашей экранизации он изображён откровенно карикатурно), а Ирен Адлер необыкновенно умна, благородна и вообще достойна всяческого восхищения и уважения. Вроде бы именно так к ним относится сам Холмс: он "не замечает" протянутую для рукопожатия руку короля и отказывается от вознаграждения в виде перстня с его руки в пользу фотографии Ирен (хотя уже в следующем по хронологии событий рассказе - "Установление личности" - мы узнаём, что он принял, видимо, присланную позднее королём старинную золотую табакерку с крупным аметистом).

Однако в начале рассказа мы видим совсем другую картину. Заглянув в свою карточку с данными Ирен Адлер, Шерлок Холмс сразу предполагает: "Ваше величество, насколько я понимаю, попали в сети к этой молодой особе". Он даже допускает, что король мог тайно жениться на ней. Получив ответ, что тот не подписывал никаких документов или свидетельств, Холмс говорит, что не видит никакой опасности для короля. Однако, узнав о совместной фотографии, замечает, что тот допустил "большую оплошность". Как видим, Холмс вполне сочувственно отнёсся к проблеме короля и охотно взялся помочь ему выпутаться из положения, в которое он попал. Ради этого сыщик даже собирается нарушить закон и спрашивает Уотсона, не пугает ли его опасность ареста, на что тот отвечает, что ради хорошего дела готов и на это. Ни в чём не проявляется, что Холмс как-то осуждает короля или испытывает сочувствие к Ирен.

В рассказе "Тайна Боскомской долины" мы встречаем ещё один образец его отношения к подобной ситуации: речь идёт о молодом человеке, который по непонятным причинам отказывается жениться на любимой девушке. Холмс относится к нему с сочувствием и рассказывает Уотсону о "пренеприятной истории": "Этот идиот попался в лапы одной бристольской буфетчице и зарегистрировал свой брак с нею". То есть при таких раскладах Холмс склонен скорее рассматривать мужчин как жертв ушлых охотниц за мужьями, и Уотсон вполне с ним согласен.

После встречи с мисс Адлер, во время которой Холмс неожиданно для себя поспособствовал её свадьбе с адвокатом Нортоном, он возвращается на Бейкер стрит в прекрасном настроении: весело хохочет, вспоминая о своём приключении, и воодушевлённо строит планы дальнейших действий по добыванию фотографии. Женские прелести Ирен оставили его равнодушным: он констатирует, что это "очень миловидная женщина с таким лицом, в которое мужчины влюбляются до смерти" (a lovely woman, with a face that a man might die for), но и только. Заметим, что с той же беспристрастностью он отмечает, что её жених, мистер Нортон - "необычайно красивый" мужчина (remarkably handsome man).


Свадьба Ирен Адлер

После второй встречи, когда он проникает в её дом под видом раненого пастора, его настрой не меняется: он смеётся, вполне довольный собой, и предвкушает близкий триумф, не испытывая никакой неловкости из-за того, что он так коварно обманул её. По словам Уотсона, сам доктор "ни разу в жизни не испытывал более глубокого стыда, чем в те минуты, когда эта прелестная женщина, в заговоре против которой я участвовал, ухаживала с такой добротой и лаской за раненым". Однако Холмс остаётся равнодушным и к этим качествам Ирен, не проявляя ни малейшего сочувствия к ней. Для него она только противник, причём не слишком серьёзный. К своему клиенту он по-прежнему настроен вполне благожелательно: "Возможно, что его величеству будет приятно своими собственными руками достать фотографию".

И лишь последний акт этой драмы, которую Холмс воспринимал скорее как комедию, всё меняет. Прибыв в дом Ирен Адлер, он внезапно обнаруживает, что ему нанесён сокрушительный удар: Ирен разгадала его планы и поспешила скрыться, впрочем, твёрдо пообещав оставить короля в покое. Именно в этот момент его отношение к Ирен Адлер резко меняется. Он холодно соглашается с королём, что это женщина "не его уровня", вкладывая в эти слова смысл, противоположный тому, который имеет в виду его клиент, просит в качестве вознаграждения её фотографию и спешит откланяться, не замечая протянутой руки короля. Правда, непонятно, с чего бы это он так внезапно проникся к королю презрением. Можно предположить, что он был в тот момент настолько расстроен и сокрушён своим поражением, которого ничто не предвещало, что мог действительно просто не заметить, без всяких кавычек, протянутой руки. Или же он невольно перенёс свои неприязненные чувства на клиента, который втянул его в дело, закончившееся таким ударом по его самолюбию.



Ну и где же тут признаки любви? Холмс, без сомнения, проникся уважением к Ирен, обнаружив в ней несвойственные, по его мнению, женщинам проявления ума и сообразительности, но и только. Фотография, которую он хранил, должна была служить напоминанием о том, что никогда не стоит недооценивать противника (по сути, ещё одно "Норбери"). Хотя, как и в случае с Норбери (рассказ "Жёлтое лицо"), "поражение" сыщика весьма условно.

В самом деле, если беспристрастно рассмотреть факты, то получается, что действия Холмса и сама его репутация заставили Ирен отказаться от своих планов, оставить его клиента в покое и даже сбежать из страны. В какой вселенной это может рассматриваться как "проигрыш" сыщика и "победа" его противника? "Проигрыш", очевидно, состоит лишь в том, что всё прошло не совсем в соответствии с планом Холмса, но в результате было достигнуто именно то, чего желал клиент, и дело можно было считать успешно завершённым - по крайней мере, сам клиент остался полностью удовлетворён.

Кстати, об уме. Почему-то принято приписывать Ирен какой-то необыкновенный ум. Между тем, ничего выдающегося в этой области она не демонстрирует. Она ведёт себя именно так, как рассчитывал Холмс: "Ирен поступила точно так, как я ждал. Фотография находится в тайничке, за выдвижной дощечкой, как раз над шнурком от звонка. Ирен в одно мгновение очутилась там, и я даже увидел краешек фотографии, когда она наполовину вытащила ее. Когда же я закричал, что это ложная тревога, Ирен положила фотографию обратно, глянула мельком на ракету и выбежала из комнаты".

То есть Холмс сам раскрыл, что "пожар" был подстроен, Ирен даже увидела дымовую ракету, заброшенную в открытое окно. Ей всего лишь оставалось сложить два и два - что она и сделала. Прямо скажем, очень большого ума тут не требуется - напротив, нужно быть безнадёжной тупицей (какими, по-видимому, по умолчанию считал всех женщин Холмс), чтобы не понять, в чём тут дело. Знала она и о том, что её противник - Шерлок Холмс: "Уже несколько месяцев назад меня предупредили, что если король решит прибегнуть к агенту, он, конечно, обратится к вам. Мне дали ваш адрес. И все же вы заставили меня открыть то, что вы хотели узнать".


Шерлок Холмс в образе священника

Ещё один аспект - если Ирен действительно была так умна и незаурядна, как её мог увлечь такой ничтожный и недалёкий человек, каким принято считать богемского короля? Вообще её поведение в отношении короля выглядит не менее некрасиво, чем поведение самого короля по отношению к ней. Как бы она ни была оскорблена в своих чувствах, намеренно, из мести, ломать жизнь человеку, которого ты любишь или когда-то любила - поступок, недостойный порядочного человека, будь то мужчина или женщина. Если поменять гендерные роли: будь на месте Ирен мужчина, грозящий своей бывшей возлюбленной, бросившей его, из мести разрушить её будущий брак, рассказав её жениху об их прошлой связи, вызвал бы он у кого-нибудь сочувствие? Заметим, что на момент действия у Ирен уже имеется другой мужчина, которого она вроде бы любит и за которого собирается выйти замуж (надо полагать, он возник в её жизни не за три последних дня). На этот раз ей удалось довести дело до венца, к тому же она обнаруживает, что в игру вступил слишком сильный противник - всё это вместе и заставляет её отказаться от своих мстительных планов и подумать уже о своей безопасности. Её решение можно назвать по-житейски мудрым и благоразумным, но не более того.

А что в каноне говорится об уме Ирен? В конце рассказа король восклицает: "Разве я не говорил вам, что она находчива, умна и предприимчива?" Интересно, что "умна" прибавил от себя переводчик (вернее, переводчица): в оригинале "quick and resolute" - сообразительна/находчива и решительна. В начале рассказа король говорит, что у неё "железный характер" и "душа жестокого мужчины" (в оригинале а soul of steel & the mind of the most resolute of men - душа из стали и рассудок самого непоколебимого из мужчин). Про интеллект опять ничего. Тот же перевод (Н. Войтинской) завершается назидательным пассажем доктора Уотсона о том, "как хитроумные планы мистера Шерлока Холмса были разрушены мудростью женщины". Однако в оригинале вместо "мудрости" стоит "wit" - остроумие; сообразительность, смекалка; в более общем плане - разум, рассудок; здравый смысл. Все эти качества Ирен, несомненно, проявила. А вот о каком-то выдающемся уме речь нигде не идёт.


"Спокойной ночи, мистер Холмс!"

Чем же тогда Ирен Адлер так поразила воображение Шерлока Холмса? Только одним: она его обыграла. Не то чтобы она, подобно Мориарти или другим преступникам, строила какие-то собственные хитроумные планы - нет, она всего лишь разгадала и разрушила план Холмса. Этого оказалось достаточно. Гениальному сыщику чрезвычайно редко приходилось терпеть поражение даже от самых умных и опасных противников-мужчин, а уж от "этой женщины" он никак не мог такого ожидать.

В каноне не раз говорится, что он был весьма невысокого мнения о женщинах, считая, что "даже самым лучшим из них нельзя доверять полностью", поскольку они слишком подвержены эмоциям, чтобы внимать голосу разума (если он у них даже и обнаруживается). Он явно недооценил Ирен Адлер, потому что она была женщиной - вряд ли он был бы так же неосторожен, если бы дело шло о "настоящем" противнике-мужчине. И тут такой удар. Впрочем, Холмс умел правильно воспринимать поражение и рассматривал его как очередной урок, из которого необходимо сделать выводы на будущее. Сильный противник всегда вызывал у него восхищение.

Правда, Ирен оказалась сильным противником только по сравнению с той слабой ролью, которую он ей отводил, и, одержав тактическую победу, тут же сбежала, отказавшись от своих стратегических планов - но для женщины в глазах Холмса и это уже было необычайным достижением ) Мы можем заметить, что любое проявление у женщины признаков ума, сообразительности и самообладания неизменно приводило его в восхищение. Что уж говорить о случае, когда женщина смогла проникнуть в ход его замыслов! Неудивительно, что "в его глазах она затмевала всех представительниц своего пола". Увы, в основании восхищения Шерлока Холмса Ирен Адлер лежит обыкновенный мужской шовинизм.

И как нетрудно заметить, наш любимый Шерлок в полной мере унаследовал это качество у своего книжного предка.
Tags: канон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments