aneitis (aneitis) wrote in sherlock_serial,
aneitis
aneitis
sherlock_serial

Третий сезон

После вирусной популярности первого сезона "Шерлока" и триумфального торжества второго этот сезон стал камнем преткновения, расколовшим уже сложившийся огромный фандом и озадачившим многих зрителей и критиков. Интервью с создателями, выходившие одно за другим, ясности не добавили: авторы сериала постоянно противоречили друг другу и самим себе.

Как правило, пояснения автора по понятным причинам традиционно являются последним аргументом в спорах о каких-то неясных моментах произведения. Так же поначалу было и тут: после первого сезона стоило упомянуть "Но ведь Моффат (или Гэтисс) сказал, что..." - и оппоненту было нечего возразить: авторам лучше знать. Хотя уже после второго сезона многие заметили, что некоторые высказывания Моффиссов несколько противоречат тому, что они же говорили ранее. После третьего сезона авторитетность аргумента "Но ведь авторы сказали..." рухнула окончательно. В конце концов они сами прямо назвали себя "лживыми лжецами, которые всегда лгут".

После этого анализ высказываний создателей превратился в квест "Отдели правду от лжи". Насколько теперь можно доверять тому, что мы читаем в "Хрониках"?

На мой взгляд, в книге нарисована достаточно цельная и лишённая внутренних противоречий картина, к тому же высказывания шоураннеров полностью согласуются с приведёнными там "показаниями" остальных участников проекта, которые не давали повода подозревать их во лжи. Так что я всё же склонна верить тому, что там сказано. Но я в принципе не считаю, что продолжающийся проект может быть построен на "заговоре" любого рода, когда зрителей намеренно обманывают несколько лет, чтобы внезапно поразить, раскрыв правду в конце. По-моему, это совершенно провальная идея, в чём бы "заговор" ни состоял.

Ниже приведены отрывки из книги о том, как задумывался и создавался третий сезон.

"Трюк с эластичным страховочным тросом – один из нескольких вариантов, представленных в «Пустом катафалке», был частично навеян многочисленными предположениями фанатов и критиков, появившимися спустя несколько месяцев после «Рейхенбахского водопада». Версии поклонников сериала транслировались посредством Филиппа Андерсона, бывшего офицера судебной экспертизы Лестрейда. «Андерсон очень изменился после самоубийства Шерлока, – отмечает Джонатан Арис. – Он чувствует себя отчасти виновным в его смерти, поэтому пытается убедить себя, что тот жив. Он создает клуб единомышленников, которые собираются, чтобы обсудить самые неимоверные версии того, каким образом могло быть сфальсифицировано самоубийство. Клуб называется “Пустой катафалк”, и это просто гениальная отсылка к оригинальному тексту, которую придумали Марк и Стивен, а публика очень высоко оценила. Интернет пестрел теориями, как можно было сфальсифицировать самоубийство, и было очень весело показать людей, которые это обсуждают».

Стив Томпсон: «“Смерть” Шерлока была нашей наивысшей точкой. Мы предполагали, что реакция на нее будет, но не догадывались о масштабах. Несколько месяцев спустя я бывал в школах, и первым вопросом всегда был: “Как Шерлоку удалось выжить?” И я не мог поверить, что «Таймс» и «Гардиан» создали веб-страницы, на которых люди пытались разгадать, как он это сделал. Некоторые из этих онлайновых обсуждений были близки, а некоторые – одна или две – версии оказались настолько умны, что мы добавили их в сюжет к уже имеющимся».

«Мы сняли три истории для второго сезона, – сказал Марк Гэтисс. – Что делать с третьим сезоном, было не совсем понятно. Все встало на свои места не так легко, как во втором сезоне, но довольно быстро. Как всегда, мы были в восторге от возникших идей.

Но сперва стояло заняться очевидным – нам нужно было вернуть Шерлока к жизни. Все соглашаются с мнением, что рассказ Дойла “Пустой дом” – просто повод вернуть Шерлока Холмса. То же самое случилось и с нами – возникло куча проблем с объяснением всевозможных деталей. Мы понятия не имели, что падение Шерлока с крыши госпиталя станет международной темой для разговоров, но посыпались все эти удивительные теории – на YouTube этому целые лекции посвящались, – все мы были весьма озадачены. Мы, конечно, предполагали, что будет некий отклик, но не рассчитывали на подобный масштаб. Стало ясно, что нельзя просто взять и объяснить за две первые минуты, как он все провернул, и на этом успокоиться. В отличие от предыдущего стыка сезонов, который мы разрешили изящной шуткой, сейчас мы так поступить не могли.

Затем у нас появилась идея сделать ложную версию как можно более странной, чтобы у зрителей челюсти отпали от подобного абсурда, и только окончательно сбив их с толку, дать понять, что это просто предположение Андерсона. Когда мы как следует обдумали этот вариант, то поняли: его можно использовать несколько раз. Я прекрасно провел время, создавая все эти абсурдные версии и пытаясь решить, как долго держать героев вдалеке друг от друга и сколько дать Джону времени, чтобы простить Шерлока, тогда как все хотят, чтобы они быстрее помирились. Это своеобразная игра: ты понимаешь, чего все хотят, но в то же время, даже если не давать им этого, они будут продолжать смотреть, потому что не могут отказаться от того, чего они ждут.

Я вспомнил о “Гигантской крысе Суматры”, самой известной “нерассказанной истории” Дойла и подумал: было бы интересно вплести ее в сюжет, но только без настоящей гигантской крысы. Это натолкнуло на идею террористических маркеров, по которым Шерлок следит за ситуацией: эти люди покинут город, как только возникнет реальная угроза. И, как человек, одержимый метро, я хотел частично перенести действие туда…
Таким образом, главным в “Пустом катафалке” было вернуть Шерлока, а также разобраться с вещами, которые нас со Стивеном настораживали. В первую очередь это касалось доктора Ватсона: в оригинальной истории он слишком легко принял возвращение Холмса».

В течение всего сезона Шерлок, шаг за шагом, становится все человечней и человечней, а заканчивается тем, что он совершает убийство. «Это очень важный момент, – говорит Марк Гэтисс. – У нас было много дискуссий по этому поводу, потому что еще никто, насколько я знаю, не криминализировал Холмса. Он всегда делал все возможное, но никогда не переступал грани, но на этот раз в его руках оказались судьбы многих людей,– и Шерлок решил, что может встать выше закона».

Шерлок стреляет в Магнуссена, так же как и в «Конец Чарльза Огастеса Милвертона» в Милвертона, но только в оригинальной истории Холмс позволяет убийце уйти. «Конец действительно брутальный, – замечает Марк. – Та женщина ударяет Милвертона каблуком по лицу. В случае с Магнуссеном, я думаю, Шерлок скорее истребляет вредителя, чем совершает убийство. Магнуссен – один из немногих людей, которые олицетворяет все, что Шерлок ненавидит: он способен управлять миром. Мне кажется, что для Шерлока самым страшным в этой серии было то, что Магнуссен назвал Великобританию чашкой Петри и обещал, что если у него получится здесь, он попробует на настоящей стране»."
Tags: Шерлок: 3 сезон, Шерлок: Его последний обет, Шерлок: Пустой катафалк, аналитика и меты, интервью, создатели: Марк Гэтисс, создатели: остальная команда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments